Группа История

   точка отсчёта

 

95
96
97
98
99
00
01
02
03
04
05
06
07
08
09
10
11
12
13
14
15
16
17
18
1. Mate.
2. Absinthe.
3. С ветром наедине.
4. Ложь.
5. Небо вернулось.
6. Сила цунами.
7. Port.
8. Никакой любви.
9. Мне грустно на тебя смотреть…*
10. Танцующий в огне.
... Ресторанные ляди.
Алексей Дымов:
 слова*, музыка, голос,
 ритм-гитара, соло-гитара, бас-гитара.

Александр Котлев:
 ударные,
 продюсирование, оформление обложки.

Павел Колобов:
 соло-гитара.

* (7) Мне грустно на тебя смотреть…
 - стихи Сергея Александровича Есенина

Аранжировки: группа «Отточие».

Запись: Ergo Ehte, Meelis Tauk; Rockhouse Studio, август 2006 года.
Cведение: Michael Schmidt; Orbital Vox Stuudiod, декабрь 2006 - апрель 2007 года.
Мастеринг: Michael Schmidt; Orbital Vox Stuudiod, май - июль 2007 года.
Ремастеринг: Tanel Roovik; Ajar Stuudiod, февраль 2014 года.
Оформление диска и обложки: Андрей Харьков aka dinoax.

Выпущено тиражом 300 экземпляров в марте 2014 года.
SPRBR02
2014  Spirit Brotherhood NLC


 
Mate.
 
Гул самолетов в моей голове,
Я не прощаюсь, слово во мне
Горит, но это - дым без огня.

Я провожаю себя в Непал,
Я выпил mate, я совсем не устал,
Выдохся было, но понял, трава - не для меня.

Я поливаю с брандспойта любовь,
Но ни намеков, ни цветов, ни плодов…
Кто мне поможет встать, когда ветер в лицо?

Мои слова не стоят за себя,
Все, что я спел, вышло против меня,
Но стоит сменить полюса, и дело с концом.

Я не скрывался в объятиях рек,
Я ждал на горе, когда придет человек,
Она была в белом, и мне показалось, пьяна.

Расставив строго все по местам,
Прекрасна душой, но глухая к мольбам,
Она не спросила с утра, зачем я - не я.

Я запускаю в сети жучков,
Я вспоминаю себя без очков,
Бедная муза, она так любила жизнь.

Чем больше слово, тем короче путь,
Чем дольше едешь, тем легче свернуть,
Право руля! И не тормозить.


Tallinn, 25.09.2003
в начало...


 
Absinthe.
 
Я не впустил любовь, она мне ни к чему.
Я лишь хотел поговорить, не начиная войну.
Увы, солдат в миру не служит сам себе,
Мне доводилось видеть слезы на его лице.
Он - одинокий ворон, он не ест с руки,
Пока ты ждешь свой час, он его сдаст другим.
Когда с утра болит не только голова,
Он не спасет свинцом, важны его слова.

Услышав его, граф Монте Кристо
Сошел бы с ума навсегда.
Новая жизнь - четвертым танкистом;
Слеза, как живая вода.

Он не хотел наливать, пока
Огонь по краю бокала стекал,
Зеленая фея пришла к нему в дом
Под видом старого рыбака.
Запахи трав и цветной туйон...
Кто будет первым, спалившим трон?
Переживать виртуально любовь -
Сказочный миф и удел чудаков.

Услышав мой голос,
Собаки подняли лай,
Не бери в голову,
Я промахнулся, стреляй!

Я не щадил себя, я лез на провода.
О чем подумаешь, когда вокруг полынь да вода...
Не скрасить горечь огнем, не залить леденцом.
Я отступал, но было поздно, - я стоял к ней лицом.
Она сказала: "Прости, чудесам не бывать."
Выбор за нами, но нечего брать.
Читая между строк, я заблудился во сне,
Я не видел где шутка, где ложь, а где мне.

Услышав мой голос,
Собаки подняли лай,
Не бери в голову,
Я промахнулся, стреляй!


Tallinn, 08.09.2003
в начало...


 
С ветром наедине.
 
Отзвенел пожар ледяной молвой,
Сыновей не жаль, отпусти домой.
Горевал в степи, размахнув крыла,
Реку перейти гордость сберегла.
Ключевым ручьем пропадал в горах,
Зарывал в песок стыд страстей и страх,
Обагрил закат вещий перезвон,
Пролетел стрелой, пал в тяжелый сон.

Перебредил, очнулся не стал сам собой,
Ярко-алым налился вишневой слезой.
Стал один толковать посреди полей
С ветром "на ты", что выше зеленых ветвей.

Преклонял колени, пил с травы росу,
Шел тропой звериной, заплутал в лесу,
Говорил с Луной, имя называл,
Все для звезд в ночи песни сказывал.
Растворял в тумане грусть свою, печаль,
Утопил бы боль, да вдруг, стало жаль.
Как теперь смотреть в облака-глаза?
Отворяй врата, возвращаюсь назад!

Ввечеру окунулся в лиловый закат,
Плакал слезой серебра, вспоминая, как
Стал один толковать посреди полей
С ветром "на ты", что выше косматых елей.


Tallinn, 26.04.2003
в начало...


 
Ложь.
 
Мне показали ее со спины, -
Я думал, где-то погасло небо.
Я заметаю свои следы,
Чтоб не вернуться туда, где не был.
Пора менять свои взгляды и кожу,
Как верил светлым мечтам и мыслям,
Но оказалось, мы совсем не похожи
На тех, кто может еще быть близко.

Она была так всегда недовольна
Моим появлениям, редким, напрасным.
Я писал для нее новые роли,
Рисуя мелом на стенах красных.
Она подвергала сомнениям чувства,
Чувства истлели, ставши золой.
Потом стало больно, тоскливо и грустно.
Но кто станет за плоть отвечать головою?

Ложь.
Ложь убивает веру в веру.
Ложь...
Ложь не знает меры.

Мы не прощали друг друга дважды,
Случится чудо, будет время заплакать.
Теряли нити, но понимали каждый,
Что значит на фото имя, на память.
Я не сбавлял оборотов, и вот оно - боком
Вышло, против движения,
Сто сорок по встречной, и видимо, с богом,
Проверенный способ снять напряжение.

В кольцах табачного дыма,
В тени московских огней,
Я видел ее, без грима,
Но она не стала моей...


Tallinn, 06.10.2003
в начало...


 
Небо вернулось.
 
Ты никто, и не нужен уже никому,
Заболел, простудился, замерз в снегах,
Раскрывая глаза, видел сон наяву:
Повезло, еще один день в зеркалах,
Но кто-то ищет тебя, что бы снова назвать
Твою жизнь бесполезной игрой.
Отпусти меня по ветру, таять строкой,
У ее безупречной мечты, я видел,
Небо вернулось домой.
Подожди, время знает, кто будет прав,
Ты не поймешь ничего, когда
Я буду падать с именем на устах.

Опоздал, одиннадцать лет пустоты,
Кто мог подумать, что через года
Я вспомню твои черты.
Угадал, огненно рыжий на белом листе,
Я постараюсь не заострять внимание
На мелочах, что в тебе
Изменились. С тех пор ты не пишешь в альбом,
Руки хранят верность теплу, но в сердце боль о былом
Отразилась. Я продолжаю искать,
Знаки твои разбросаны между звезд,
Я вижу, небо вернулось домой.

Больше нет сил, лишь слабость и страх...
Что впереди, веришь ли ты, я не вижу где ты и как...
Я не просил Слово открыть мне дверь,
Но по городам, по небесам, в поисках где ты теперь!
Я никто, и не нужен уже никому,
Заболел, простудился, замерз в снегах,
Раскрывая глаза, видел сон наяву:
Повезло, вышел на свет, таял строкой,
В отражении её мечты
Я видел, небо вернулось домой.


Tallinn, 01.06.2003
в начало...


 
Сила цунами.
 
Открылись старые раны,
Я не вернусь, все теперь по-другому.
Мои следы заплутали в тумане,
Мне не найти дороги до дома.
Ты не раба, я уже обезличен,
И не постель, а прокрустово ложе,
Нас единит кредо: аполитичен,
И не любовь, а лишь только "быть может".
Порой, я верил в предрассветное чудо,
Мне сам Овидий пел о метаморфозах,
И я менял его чудо на Юдо,
Когда я понял, чем пахнут розы.
Я дыры в мыслях ладил озоном,
Переводя эфемерные ткани,
Распределяя конвойных по зонам,
В направлении силы цунами.

Кто-то празднует день Возрождения
Из пепла и ядерной пыли,
Заметая следы разложения,
Переплавляя гантели на гири.
Не было ртов, - раскрывали капканы,
Ветру плевали в пасть,
На перепутьях танцевали cancan,
Подкупая дорожную власть.
Да только как не страдай, платить по долгам,
Бумажное дело чувствует срок,
Последний кушак, подвязался бы сам,
Да кабы от этого прок...
Я прорехи души ладил озоном,
Переводя эфемерные ткани,
Разливая коньяк по дозам,
Направляя силу цунами.

Право на выстрел, право на вызов, -
Горизонты чисты.
Стоит ли ждать последний выдох,
Поджигая мосты?
Небо на блюде, солнце в стакане,
Мир - на грани ножа,
Парализованная веками
Правда-река, хороша.
Путь от стены до переворота,
Не дольше сомнений смерти,
Четверть века шагов по Фаренгейту, -
Я открываю двери,
Чтоб ладить дыры сердца озоном,
Переводя инфернальные ткани,
Разбавляя свою кровь муссоном,
Переводя силу мысли в цунами.


Tallinn, 10.05.2003
в начало...


 
На перегонах.
 
Я знал, чем закончится вечер,
Мне виделся аэропорт,
Обняв ее нежно за плечи,
Я заблокировал третий COM-порт.
Не удивляюсь, но сопротивляюсь,
Login, как всегда, не тот,
Я не жалею себя,
Я беспечный пилот.

Мы виделись на перегонах,
Мы помнили, как нас зовут,
Сталью разрезав облака тело,
Падать в тумана уют.
Не по приборам, глаза закрывая,
Надеюсь на собственный пульс,
Мои позывные канули в небо,
Пора выбирать новый курс.

Ведомый молчит...
На хвосте беда.
Нас встретит новая ночь.
Навсегда!

Промаслены словом одежды,
Очки не фильтруют свет.
Есть еще кто-то в эфире,
Дать нам совет,
Где приземлиться? Огни искажают
Взлетной полосы след,
Я принимаю удар на себя, -
Штопором к бренной земле.

Пароходом уйти под воду,
Во льдах обрести покой,
Я слышу, шаги, -
Время вернется за мной.
Но покуда над нами Северный Полюс,
Компас не продаст, океану не съесть,
Я возвращаюсь туда,
Где я уже есть.


Tallinn, 07.12.2003
в начало...


 
Никакой любви.
 
Не о чем спеть, и некому сказать
О том, что было вчера, о чем можно не знать:
Сергиев Passat на полном ходу
Вонзился штопором в небо, на свою беду.
Я продолжаю строить планы на ближайший weekend,
Не забывая о прекрасном, но меня уже нет.
Раны лечат время на крови,
Жизнь на перегонах и никакой любви.

Я не тратил деньги, я считаю, что их нет.
Кто разделит поровну звон чужих монет?
Пьем по мере силы, дым на нашей стороне,
Пока ты пробуешь на вкус, твоя свобода на коне.
Солнце обернется вокруг своей оси,
Я буду жить на перекрестках, на крестах своей любви.
Раны лечат время на крови,
Смерть на перегонах и никакой любви.

Я думал, дома будет лучше, дома - как всегда,
Я лежал под током, мимо плыли города,
В моей постели непогода, я сам себе никто,
Я отпустил себе усы, с утра набрался в говно,
Я чувствую природу в контур замкнутых вещей,
Я - многомерное пространство, я сам себе ничей.
Раны лечат время на крови,
Жизнь на перегонах и никакой любви.


Tallinn, 13.06.2003
в начало...


 
Мне грустно на тебя смотреть.
 
Мне грустно на тебя смотреть,
Какая боль, какая жалость!
Знать, только ивовая медь
Нам в сентябре с тобой осталась.

Чужие губы разнесли
Твое тепло и трепет тела.
Как будто дождик моросит
С души, немного очерствелой.

Ну что ж! Я не боюсь его.
Иная радость мне открылась.
Ведь не осталось ничего,
Как только легкий тлен и сырость.

Ведь и себя я не сберег
Для тихой жизни, для улыбок.
Так мало пройдено дорог,
Так много сделано ошибок.

Смешная жизнь, смешной разлад.
Так было, и так будет после.
Как кладбище, усеян сад
В берез изглоданные кости.

Вот так же отцветем и мы
И отшумим, как гости сада…
Коль нет цветов среди зимы,
Так и грустить о них не надо.


Сергей Есенин
1923
в начало...


 
Танцующий в огне.
 
Я видел снег, танцующий в огне,
Он рассказать мне многое бы смог.
Но жжет огнем смирения слог во мне,
Я не прощаюсь, не закончив монолог.
Пропахли золотом одежды, и мечта
Сорвалась вниз с печального причала,
Нет ни причин топить себя в вине,
Ни начинать все с бесконечного начала.
Моя душа взлетела высоко,
Так больно падать глупой канарейкой,
Я научился черно-белому кино,
Вот только бы не села батарейка.

Пожар! Внутри горит проклятий страх,
Мне неприятель, мило улыбаясь,
Дает испить из трусости костра,
Ни на секунду в сон не забываясь.
Я перешел в иное существо,
Глотая реки, жаждя соль морей.
И если ты еще не понял ничего,
Открой глаза, и посмотри скорей.
Земля сыра, в подземных водах суть,
Не рассудить имен расписанных вольтами.
Я сам пытался, было, не заснуть,
Что бы не спутать руки с топорами.
И тайный сбор: глаза честней зеркал,
Я упиваюсь запахом свободы.
Мне Одинокий, в глубине души, сказал,
Я буду с ним, покуда длятся роды.

Погасло солнце, тишина, покой,
Но утро ставит непременный кофе.
Я навсегда остался бы с тобой,
Но я уже не помню кто я.


Tallinn, 30.12.2003
в начало...


 
Ресторанные ляди.
 
Ресторанные ляди ждали меня
На углу Каламая, на исходе дня,
Я спросил их: "Девчата, сколько вам лет?"
Они ответили: "Парень, станцуй менуэт!"

Я бы рад согласиться, да дома жена,
Она оттянет конец и не ее в том вина.
Шли бы вы, девки, скорей по домам,
А не то я, как плугом, пройдусь по вам.

Ресторанные ляди,
Ресторанные ляди,
Ресторанные ляди, полуночный джаз,
Ресторанные ляди, только для вас.

Ресторанные ляди, пригласили меня,
Я продал свой костюм за пузырь коньяка,
Они знают, как выжать из меня 40 грамм,
Раздеваясь за деньги они так нужны вам.

Я сказал им: "Спасибо, но я уже пьян,
У меня есть, девчата, для вас баян,
Если вы угоститесь, я открою секрет:
А никакого баяна у меня вовсе нет!"


Tallinn, 12.04.2003
в начало...